February 19th, 2019

promo nickmix01 september 14, 2012 13:16 35
Buy for 20 tokens
<Хеди Ламарр это сценический псевдоним необыкновенной, удивительно красивой женщины. Сегодня она не очень хорошо известна как актриса и еще меньше как ученый. Красивая и умная - она не так хорошо известна как та же Грета Гарбо или Марлен Дитрих, но от этого она еще больше заслуживает внимания.…

Саммит, которого не было.

История учит тому, что ничему не учит. И правила политической игры тоже учат тому же.
Вы знаете мою дурную прривычку находить в тривиальных картинках историю. Ещё со времён "джинсы" осталась привычка высасывать тему из пальца, но оставим...
Итак, на шикарной цветной фотографии у нас видны капоты чёрных машин с флажками. И тут начнём играть в "Что? Где? Когда?"
Где - Париж, Елисейский дворец.
Когда - 15 мая 1960 года.
Что - Саммит Восток-Запад (Встреча "Большой четвёрки", Совещание в верхах руководителей СССР, США, Англии и Франции)
Кто - президент Франции Ш. де Голль, премьер Великобритании Г. Макмиллан, президент Д. Эйзенхауэр и наш "дорогой Никита Сергеевич".

С помпой провозглашенный саммит Большой четверки в Париже начал проваливаться еще до его начала. 1 мая 1960 года был сбит Lockheed U-2 — американский высотный самолёт-разведчик (да что уж там - самолёт-шпион), он же U-2R/TR-1, нежно называвшийся пилотами "Dragon Lady".
Когда Советский Союз объявил, что сбил самолет, Государственный департамент США сначала отрицал, что это самолет-шпион, заявив, что это просто самолет, сбившийся с пути. Но когда Хрущев представил фотографии, сделанные пилотом военных объектов, Дуайт Эйзенхауэр был вынужден признать, что лично санкционировал полет, потому что ему "нужно было предотвратить еще одну Перл-Харбор". Занятно, что именно Эйзенхауэру принадлежала идея "открытого неба" - взаимной возможности пролетать над территорией друг друга для мониторинга и разрядки в "гонке вооружений".

Как ни странно, в советской прессе, до начала встречи не было особо ярких намёков на то, что предстоящая встреча не состоится. В "Правде", как обычно, звучали призывы к миру с утверждением неготовности США идти навстречу, но, в целом, всё было в меру спокойно. Иностранные корреспонденты и дипломаты, да и сам хозяин площадки- Шарль де Голль были настроены позитивно. Никто не мог и подумать, что визит в Париж Хрущёва - первого лица Советского Союза, нужен лишь для того, чтобы дать публичную пощечину президенту Америки и с гордым видом удалиться. Визит первого лица страны - это огромная, открытая и тайная дипломатическая подготовка, работа служб протокола, разведки и охраны, не говоря уж о доставке по воздуху двух лимузинов - новейшего ЗИЛ-111В и ЗИС-110, двух самолетов - Ил-18 Хрущёва и Ту-104 с высшими партийными и государственными деятелями, дипломатами и журналистами.

Когда лидеры собрались в Париже на саммит 15 мая 1960 года, после нескольких месяцев планирования советскими и французскими официальными лицами, Обставлено это было весьма ярко.
К Елисейскому дворцу подъехал открытый, сияющий хромом и отражающий на своих лакированных боках свежую листву у президентского дворца, ЗИЛ-111В. В нём сидели с каменными лицами, Никита Сергеевич Хрущёв, министр иностранных дел Андрей Андреевич Громыко и министр обороны Родион Яковлевич Малиновский.
ЗИЛ, по знакомой и нашим современникам русской традиции, подъехал к воротам Елисейского дворца вслед за британским премьером Г. Макмилланом и президентом Д. Эйзенхауэром – с некоторой задержкой. Первым прибыл кортеж Эйзенхауэра с выглядевшем достаточно архаично для 1960 года Lincoln Cosmopolitan 1950 года и Cadillac 75 1955 года, следом за ним - кортеж Макмиллана с Rolls-Royce Silver Cloud 1955 года и послевоенным  Austin Princess. Кортеж СССР выглядел на уровне. Новейший "паккардообразный", в стилистикеещё актуального "детройтского барокко", ЗИЛ-118В и "русский Паккард" - ЗИС-110.
Мрачный облик советской делегации никого не насторожил. Это же русские, они всегда мрачные.

И тут началось - Хрущев потребовал немедленного личного извинения со стороны Эйзенхауэра за полет Пауэрса. В противном случае, он не сядет с президентом США за стол переговоров. Он также сказал, что США должны пообещать никогда больше не нарушать советское воздушное пространство и наказать всех, кто несет ответственность за инцидент. Как и всегда выступление Хрущёва не отличалось ни дипломатичностью, ни хорошими манерами. Более того, Хрущев, входя в раж, перешёл на крик. Французский президент Шарль де Голль, с присущим ему тонким юмором, тактично напомнил, что акустика во дворце хорошая...
Президент Эйзенхауэр отклонил требования, тем самым порвав желанный мирный саммит в клочья.
Генерал де Голль попытался возобновить переговоры, пригласив всех делегатов на другую конференцию в Елисейском дворце, чтобы обсудить ситуацию.
Все согласились, но президент Эйзенхауэр настоял, чтобы не обсуждался инцидент с самолетом-шпионом.

16 мая Хрущёв посвятил беседам с простыми парижанами и походам по магазинам, заводам и прочим ленинским местам.


17 мая состоялась знаменитая пресс-конференция, где прозвучало:
– Укайте, укайте, а мы вас так фукнем... Люблю, господа, спорить с врагами рабочего класса!
В итог он опять заявил, что Советский Союз готов принять участие в саммите, только если США выполнят его требования публичного осуждения инцидента с U-2.

Обе стороны благополучно обвинили друг друга в провале конференции и улетели – кто в Москву, через Берлин, кто – в Лондон, через Ла-Манш, к кто и в Вашингтон, через Атлантику.

Так закончился саммит, которого никогда не было.

Вот такую историю поведал стоящий ряд чёрных машин.